Русскоязычная община: браки с "иностранцами"

В нашумевшем реалити-шоу «Русские куколки» есть эпизод, который бросился в глаза многим критикам и который не без иронии обсуждали во многих газетах – и магистральных англоязычных, и еврейских, и «русских». Одна из «куколок» — Диана, молодая русскоязычная еврейка, выросшая в Америке, встречается со своим испаноязычным бойфрендом в брайтонском ресторане и дает ему отставку по той простой причине, что «хочет выйти замуж только за русского».
При этом на шее у Дианы – цепочка с Магендавидом, поэтому зрителям не совсем понятно, что девушка подразумевает под словом «русский» — евреев из бывшего Советского Союза или всех русскоязычных американцев?
И если она, в принципе, согласна выйти замуж за нееврея из СССР-СНГ (украинца, грузина, эстонца, узбека и т.д.), то почему, в таком случае, отвергает колоритного «испанца», который катает ее на шикарных машинах и осыпает дорогими подарками? Да и сам бойфренд реагирует на отставку ироничным вопросом: «Ты и твои родители приехали в Америку, чтобы искать других русских?..»
Этот забавный эпизод, в сущности, отражает многие проблемы русскоязычной общины, связанные с любовью и браком. Точнее, он освежает в памяти некоторые общеизвестные факты о русскоязычной иммиграции и заставляет задаться целым рядом вопросов…
Американский «плавильный котел»
Нашим читателям вряд ли надо напоминать, что подавляющее большинство иммигрантов из СССР-СНГ в 80-х и 90-х годах прошлого века составляли евреи: ашкеназские, грузинские, бухарские, горские. При этом, если «восточным» евреям, менее ассимилированным и соблюдавшим хоть какие-то национальные традиции, удалось в большинстве своем сохранить «чистоту крови», то среди ашкенази, приехавших в Америку из России, Украины и других республик «интернационального» Союза смешанные браки были отнюдь не редкостью. 
С началом нового столетия к этой неоднородной публике стали присоединяться неевреи из постсоветских стран, делая «русскую» общину США еще более пестрой в этническом плане. В придачу, община «плавилась» (и продолжает плавиться) в пресловутом американском «котле», где любовные связи, союзы и браки между представителями многочисленных групп иммигрантов, а также – между иммигрантами и коренными американцами – явление более чем распространенное…
Что в результате произошло (и продолжает происходить) в любовно-брачной сфере русскоязычной общины? По какому принципу выбирают себе мужей и жен наши юноши и девушки? По этническому? Культурному? Исключительно по любви? С кем предпочитают заключать браки – со «своими» или с «чужаками»? И кого считают «своими» — евреев или всех выходцев из СССР-СНГ? Многие ли из наших молодых людей идут под венец или под хупу с «иностранцами», то есть с представителями других общин? Как к подобным бракам относятся их родители, дедушки и бабушки? Насколько эти браки удачны? Как часто они распадаются?.. 
«Русский» соус
По словам Сэма Клигера, главы отдела AJC по связям с русскоязычной общиной и руководителя исследовательской организации RINA, масштабные социологические исследования по данной проблеме пока не проводились. Однако русскоязычные юноши и девушки, как правило, сочетаются браком со «своими». 
«Это, к сожалению, не означает, что у большинства наших юношей и девушек в Америке усилилось еврейское самосознание, и они хотят брать в спутники жизни исключительно евреев, — говорит г-н Клигер. – Дело просто в том, что наша молодежь варится в «русском» соусе – дни рождения, свадьбы, тусовки, социальные сети, соседи, друзья родителей и т.д. Если три дня в неделю вы проводите в компании русскоязычных американцев (а евреев среди них – большинство) – то найти суженого (суженую) среди них гораздо легче, чем за пределами общины…»
Несмотря на эту тенденцию, г-н Клигер считает, что браков «русских» с представителями других общин (и, тем более, смешанных браков внутри нашей общины) предостаточно, и их число продолжает расти. А любовных связей (в том числе – прочных и длительных) между «русскими» и «иностранцами», гораздо больше. 
Парней так много холостых, а я люблю… китайца
«Каждый из нас может назвать хотя бы несколько таких союзов», — сказал г-н Клигер, и сам привел примеры. Дочь его знакомых, русскоязычная еврейка из Нью-Йорка, вышла замуж за ирландца-католика, девушка из другой нью-йоркской семьи — за WASPа (англосакса — протестанта), девушка из Нью-Джерси – за филиппинца. Молодой русскоязычный еврей из Коннектикута женился на дочери христианского пастора – афроамериканца, и у них уже двое детей. А еще один «наш» парень живет с девушкой из Саудовской Аравии…
В кругу моих друзей и коллег тоже есть смешанные браки и союзы. Так, сын близкой подруги, русскоязычный еврей, «положительный и серьезный», женился на очаровательной и тоже во всех отношениях положительной итальянке. Родители поначалу относились к их союзу сдержанно, но теперь души не чают в невестке, а брат молодого человека не раз признавался, что мечтает встретить такую же прекрасную девушку.
Сын бывшего коллеги, тоже русскоязычный еврей, пошел под хупу с американской еврейкой. Союз удачный, у молодой пары уже двое детей, и родители на них не нарадуются, хотя мой коллега (дедушка) иногда жалуется, что не может общаться с внуками по-русски. Сын приятельницы (наполовину грузин, наполовину ашкеназский еврей), выбрал в спутницы жизни польку, приехавшую в США по студенческой визе (тоже удачный брак, родилась дочь).
А дочь другой моей близкой подруги, молодая, обворожительная еврейка, собирается выйти замуж за такого же молодого и привлекательного иранца, чьи родители бежали в США от режима Хомейни. Отец и мать девушки тоже вначале отнеслись к ее другу без особого энтузиазма, но сейчас признаются, что он очаровал всю их семью.
Рейтинг «иностранцев»
И все-таки кого из «иностранцев» предпочитают наши юноши и девушки, и по какой причине? По словам Сэма Клигера, многое зависит от этнической «подгруппы», к которой относятся молодые люди и их родители.
Так, для юношей и девушек из еврейских семей, на первом месте – американские евреи, на втором – итальянцы, англосаксы и ирландцы, на третьем – испаноязычные. Затем идут выходцы из стран Азии, афроамериканцы и мусульмане, причем турки и иранцы предпочтительнее арабов. Для молодых людей из смешанных русскоязычных семей американские евреи уступают первенство англосаксам, ирландцам и итальянцам, остальные располагаются примерно в том же порядке.
«Многие русскоязычные евреи вступают в браки с израильтянами, приехавшими в США, — говорит Сэм Клигер, – причем русские, украинские или белорусские евреи предпочитают сабр-ашкенази, а бухарские и горские евреи — сефардов. В последнее время участились браки русскоязычных иммигрантов с выходцами из Азии – нашим мужчинам нравятся китайские, корейские, тайские девушки, а женщинам – мужчины-филиппинцы, которых они считают целеустремленными, организованными, верными мужьями и хорошими отцами». 
Мама, папа, моя жена и мои дети
С Сэмом Клигером во многом согласен Леонард Петлах, исполнительный директор Kings Bay Y. По его словам, среди участников многочисленных программ этого еврейского центра число смешанных пар растет с каждым годом. Причем если союзы «русских» с итальянцами стали почти обычным явлением, то в последнее время наши молодые люди вступают в браки с «латинос», а также — выходцами из Китая, Индии и других азиатских стран. Союзов с американскими евреями меньше, потому что в Бруклине, в основном, живут ортодоксы, которые для выросших в атеистическом СССР «русских» дальше в культурном плане, чем, к примеру, неевреи из того же Союза.
Несколько иная картина, по словам Леонарда, наблюдается вне районов компактного проживания русскоязычных иммигрантов, например, на Лонг-Айленде, в «апстейте», в Нью-Джерси и т.д. Здесь «русские» нередко вступают в браки с американскими евреями (светскими, консервативными, реформистскими), с которыми учатся в одних школах, ходят в одни общинные центры и так далее.
Эти браки, по мнению г-на Петлаха, – более прочные, чем союзы между «русскими» и представителями других общин, которые часто распадаются, особенно – после появления детей. Иногда (особенно в браках с католиками) возникают конфликты по поводу того, в какой вере будут воспитываться дети. Бывает, что в конечном итоге сказывается культурная несовместимость мужа и жены. «Испытательный срок – около 10 лет, — говорит г-н Петлах. – Я сужу об этом по детским программам в нашем центре. Когда ребенку 5-6 лет, мама и папа еще живут в мире и согласии, а вот родители многих 10-летних – в разводе…»
По мнению Леонарда Петлаха, первая реакция русскоязычных мам и пап на «нестандартный» выбор сына или дочери – отрицательная: от недовольства до шока и депрессии. Но постепенно родители свыкаются с «иностранными» членами семьи и даже начинают их любить. «Многие зависит от того, насколько сами родители американизированы, — говорит г-н Петлах. — Если они живут вне «русских» анклавов – то есть не в Бруклине или Квинсе, если работают в Манхэттене, в англоязычных офисах, общаются и дружат с американцами, то они воспринимают смешанные браки детей спокойнее…»
Шумные итальянцы и “корыстные” россиянки
Своим мнением о браках молодых русскоязычных американцев с представителями других этнических общин с нами поделились и Римма Харламова, журналист, социальный работник, сотрудник COJECO. Признавая, что наши юноши и девушки все чаще вступают в брак с «иностранцами», причем – самыми разными, Римма добавляет, что в этом вопросе молодых русскоязычных иммигрантов можно разделить на две группы.
Первая – это те, которые здесь выросли, учились в школе, колледже, и ощущают себя скорее американцами, чем «русскими». Они без проблем выбирают себе мужей и жен среди американцев любого происхождения, но отдают предпочтение представителям тех этнических общин, чьи обычаи сходны с нашими. «В первую очередь это – итальянцы, — говорит Римма. — У них – такое же отношение к семье, они такие же шумливые и эмоциональные, как мы, так же любят многолюдные дружеские гулянки, свадьбы и т.д.»
Вторая группа – молодые люди, которые, по словам Риммы Харламовой «сильно сохранили свое русское мироощущение». Они вступают в браки преимущественно с «русскими» же иммигрантами, потому что им трудно найти точки соприкосновения с юношами и девушками из любой другой этнической группы. «Да, эти молодые люди находят общий язык со всеми американцами, когда речь идет о бизнесе, работе, учебе, — говорит Римма, — но не в эмоциональном, психологическом, культурном плане».
Более того, по словам г-жи Харламовой, среди русскоязычных иммигрантов немало мужчин в возрасте от 28 до 38 лет, которые остаются холостыми, потому что не могут найти подходящих невест ни в нашей общине, ни за ее пределами. С американками (или успевшими американизироваться русскоязычными девушками) им скучно или трудно общаться, а вот девушек, недавно приехавших в США из России и других постсоветских стран они подозревают в корысти.
Миф о том, что все без исключения «русские невесты» приезжают в США на ловлю женихов, и американский муж для них – лишь средство легализации статуса, развенчать, увы, нелегко… Тем более, что именно эти девушки, в сущности, являются для нас «иностранками», в отличие от американок (и американцев) из других общин, рядом с которыми мы живем уже столько лет…

 
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Американская правда
Участников: 4