Приговор "бесноватому Максу" Гельману

В бруклинском отделении Верховного суда штата Нью-Йорк вынесен приговор иммигранту из Украины Максиму Гельману. 18 января судья Винсент Дел Джудис приговорил 24-летнего Гельмана к 200 годам тюремного заключения. В конце ноября прошлого года Максим Гельман признал себя виновным в том, что 11 февраля в Бруклине убил четырех и ранил трех человек. Еще одного он ранил ножом рано утром 12 февраля в вагоне сабвея в Манхэттене, и за это его будут судить отдельно в этом нью-йоркском боро. Среди убитых его отчим Александр Кузнецов, бывшая подруга Елена Булченко и ее мать Анна Булченко, которых он зарезал, а также американец Стивен Танненбаум, которого он насмерть сбил машиной. За жестокость и ярость журналисты дали Гельману прозвище «Безумный Макс» по аналогии с названием австралийского фильма 1979 года, с которого началась кинокарьера Мела Гибсона. После ареста и психиатрического обследования в манхэттенской больнице Бельвью Гельмана держат в городской тюрьме Райкерс-Айленд, где он на днях дал пространное интервью газете New York Post. 

Наркоман Гельман, в частности, рассказал, что родители привезли его в Нью-Йорк семилетним мальчиком, и в районе Брайтон-Бич, где они жили, Максим стал членом группы наркоторговцев. По его словам, торговля кокаином принесла Гельману сотни тысяч долларов, на которые он, в частности, купил квартиры-кондоминиумы во Флориде и в Бруклине. Занимаясь наркоторговлей, Гельман, по его словам, убил двух человек, включая коллегу из Бронкса, который по ходу сделки «не принял его всерьез». Еще двоих он убил в бруклинском районе Шипсхедбей, когда ему было 18 лет. В интервью Максим пояснил, что сбил машиной двух мужчин и хотел уехать, но подумал, что они могут запомнить номерной знак и позвонить в полицию, а поэтому дал задний ход и для верности проехал по сбитым еще пару раз. 
По имеющимся в его деле данным полиции, с 2003 года, когда Максиму Гельману было 16 лет, его арестовывали 10 раз. В сентябре 2007 года его забрали за то, что он, угрожая выкидным ножом, отнял у уличного художника его рисунок и камеру, но потерпевший отказался давать показания, и дело закрыли. В январе 2009 года Гельмана арестовали за то, что он предложил переодетой проституткой полицейской обслужить его оральным сексом, а в его машине нашли 23 пакетика с марихуаной. Позже Гельман признал себя виновным в хранении небольшого количества наркотиков и отделался штрафом. В июле 2010 года ему выдали штрафную повестку в суд за то, что он находился в городском парке после официального закрытия. Последний раз его арестовали в январе 2011 года — в связи с наркотиками, но снова отпустили.
В тюремном интервью «Безумный Макс» объяснил, что зарезал Кузнецова за то, что тот пытался завладеть его кондоминиумами, и рассказал своей матери Светлане Гельман, что хочет разобраться с отчимом и ждет подходящего повода. «Она была не против, — сказал Гельман. — Я ненавидел отчима за то, что он оскорблял мать». По плану Максима, после убийства Александра Кузнецова мать должна была «прикрыть» его, а сам он улететь в Доминиканскую Республику и надолго исчезнуть. Однако вместо этого мать Максима запаниковала и позвонила в полицию, за что он до сих пор сердится на нее, но понимает, так как она «ни разу не видела, как кого-то убивают».
Как рассказала полицейским 11 февраля прошлого года 48-летняя Светлана Гельман, примерно в 5 часов утра Максим разбудил ее и потребовал ключи от машины, серого ES 330 Lexus 2004 года. Светлана разбудила Кузнецова, но тот отказался дать ключи, и между приемным сыном и отчимом началась ссора. Через пару минут Максим схватил кухонный нож, нанес отчиму несколько ударов грудь, забрал ключи и уехал, а Светлана вызвала полицию и скорую помощь, но к их приезду Александр Кузнецов скончался. 
Убив отчима, утверждает «Безумный Макс», он не собирался больше никого убивать, а взял машину и уехал, но по дороге задавил престарелого пешехода. И здесь его тюремный рассказ неточен, так как 62-летнего Стивена Таненбаума он задавил много позже. По материалам дела, из своего дома Waterville Village на Ист 27 стрит и Эммонс-авеню в районе Шипсхедбей Гельман поехал к бывшей подруге, 20-летней Елене Булченко, которая жила со своей 56-летней матерью Анной Булченко в трех кварталах, в доме 
№ 2466 на Ист 24 стрит и Авеню Y. Елена работала регистраторшей в зубоврачебной клинике Bright Smiles Dental, и ее не было дома, а мать на свою беду впустила «Безумного Макса» в квартиру, и он зарезал ее в гостиной. Часов через шесть, примерно в 4.15 дня Лена вошла в квартиру, увидела, что там произошло, выбежала на улицу, позвонила по номеру 911 и стала ждать полицейских у подъезда. Там ее настиг Гельман, и Елена тоже была убита. Обе женщины получили больше десяти ударов ножом каждая. В интервью Гельман утверждал, что Елена Булченко была ему не подругой, а сообщницей. «Она знала, сколько у меня было денег, и хотела подставить, чтобы меня посадили за грабеж. А ее мать я убил, так как хотел убить всех ее близких». После ареста он сказал полицейским, что таких кандидатов в покойники было еще три-четыре.
Зарезав женщин, Гельман снова сел в мамин Lexus и поехал по Ист 24 стрит. Из-за сугробов движение было в один ряд, и перед перекрестком с авеню U дорогу загородил Pontiac Bonneville с 60-летним Артуром Ди Крессенто за рулем. Максим выскочил из машины, подбежал к Pontiac, трижды ранил Артура ножом в грудь, вытащил его на тротуар, сел на его место и уехал. В брошенном «Лексусе» полицейские нашли четыре ножа, а в угнанном Pontiac Гельман выехал на Ошеан авеню и рядом с Авеню R сбил пешехода Таненбаума, которого доставили в больницу Кингс-каунти, где он ночью скончался.
После устроенного кровопролития Максим, по его словам, решил бежать из Нью-Йорка, но паспорта для бегства за границу у него с собой не было, а дома уже ждали полицейские. За вечер 11 февраля он угнал несколько машин, порезав при этом трех человек, пересаживался из автобуса в автобус, и в итоге, рано утром 12 февраля, оказался в сабвее и уехал из Квинса в Манхэттен. «Это была паника, — признался он в интервью. – Я хотел захватить поезд, и в нем скрыться. Я подошел к двери (кондуктора) и постучал, а тут появились полицейские. Я попытался схватить одного парня и взять его заложником. Я порезал его ножом, но меня скрутили. Лучше бы я порезал полицейских».
Гельмана арестовали примерно в 9 часов в головном вагоне маршрута «3» на станции Times Square в Манхэттене. Его последней жертвой стал 40-летний пассажир Джозеф Лозито, которого Максим полоснул по затылку кухонным ножом. Лозито доставили в больницу Бельвью в стабильном состоянии, и сейчас он обратился в гражданский суд, обвиняя полицию в нерасторопности при аресте опасного преступника. 
Свою кровожадность Гельман в интервью объяснил семейной традицией, заявив репортеру Post Ребекке Харшбаргер, что его отец и дед на Украине были бандитами. «Когда убьешь одного, дальше легче», — объяснил Гельман свое жизненное кредо. 
В том же интервью Гельман заявил, что уже за решеткой в тюрьме Райкерс-Айленд решил хоть немного оправдаться перед ньюйоркцами и зарезать заточкой заключенного хасида Ливая Арона, которого обвиняют в похищении и убийстве 8-летнего Лейби Клецки. Если Максима Гельмана прозвали «Безумным Максом», то 35-летний Арон получил прозвище «Бруклинский Мясник» за то, что похищенного им мальчика он задушил полотенцем, а тело расчленил кухонными ножами. «Это больной, — сказал Гельман о Ливае Ароне. – Как можно сделать такое с ребенком? Я убивал только по делу». По словам Гельмана, которому и в данном случае верится с трудом, он постоянно встречался с Ароном у тюремного телевизора, и обоим нравились сериал “Two and a Half Men” и реалити-шоу “American Idol”. Гельман вспомнил, что как только на экране появлялись дети, Арон улыбался и говорил, как он их любит. «Замочить» его Максим решил с помощью пластмассовой крышки настенной электророзетки, которую он сорвет и заточит о бетонный пол. Однако казнь «Бруклинского Мясника» сорвалась, так как Гельман якобы поделился своими планами с приятелем по тюремному телефону, который прослушивается, и Арона перевели в другой блок.
«Все о`кэй, — сказал «Безумный Макс» после ареста 12 февраля прошлого года, когда его привезли из Манхэттена в 61 участок полиции в Бруклине. – С этим я справлюсь. Несколько лет в психушке, и снова выйду на свободу. Вот увидите». За четыре убийства ему грозило 200 лет лишения свободы. Эдвард Фридман, адвокат Гельмана, сказал, что его клиент согласился признать себя виновным без всяких компромиссов с прокуратурой, лишь бы поскорее уехать из городской тюрьмы Райкерс-Айленд и продолжать жизнь в нормальной тюрьме штата, где у зеков есть Интернет и кормят получше. Выслушав его признание вины, судья Винсент Дел Джудис предупредил «Безумного Макса», что он может не выйти на свободу живым. Судья сдержал слово, поскольку до 200 лет у нас пока никто не доживал.

 

Источник: Газета «Русская Реклама» г. Нью-Йорк 
Обсудить у себя 0
Комментарии (1)
200 лет.....? Слухи ходят он и пары не прожтвет. Тут все, что он сказал бред. Обычный наркоша… с девочкой с этой встречались от силы пару раз. Отчима, убил за то, что тот не дал машину.
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Американская правда
Участников: 4